«Голландский дом», Энн Пэтчетт

Непревзойденно восхитительный нормкор

Злая диснеевская мачеха, наплевав на американское наследственное право, выгнала сироток из дома, чем немало возмутила одного юриста из России (меня), который очень хочет заиметь свой собственный дом. А потом клокотать в груди от несправедливости стало меньше, сказочная шпаклевка начала осыпаться, пока в руках не остался просто спокойный тихий роман про людей, которые живут свои спокойные тихие жизни. Они постоянно оглядываются на прошлое, но это им нисколько не мешает добиваться своего. Они грустят о том, что у них отобрали, но это не становится психотравмой. Они заботятся друг о друге, но не так, чтобы читатель обзавидовался или получил сахарную кому. Например, книги Энн Тайлер для меня немного чересчур добрые и милые, а у Энн Пэтчетт всего в меру, без патоки и разбитых сердец.

Казалось бы, в истории про отобранный дом и исчезнувшую мать должны стремиться вернуть дом и найти мать. Нет, тут будут заниматься замороженными овощами и нелюбимой медициной, потому что «так надо». Тут нет погони за счастьем — Мэйв и Дэнни уже по-своему счастливы, а новые обстоятельства лишь делают их жизнь еще чуточку лучше.

Энн Пэтчетт, в легком стиле и крупными мазками, уместила в 300 страниц жизнь целой семьи. При этом, как было при чтении «Щегла», все вокруг будто бы залито золотистым светом — драма приходила внезапно и без нагнетания, на хороших событиях мы слышали пару диалогов, а затем камера отдалялась, чтобы не нарушать интимность момента и позволить семье побыть наедине друг с другом.

При этом автор как будто немного отстранён от персонажей и вроде бы не сильно о них заботится. И это понятно, поскольку в своем желании насолить Мэйв становилась не самым приятным человеком, а ее успешный брат лишь переживает, что хочет скупать дома и сдавать их в аренду, а не вырезать аппендиксы и говорить семьям больных, что у пациента обнаружен рак. Но несмотря на все это, книгу невозможно отложить в сторону — ты проваливаешься в историю, мчишься по ней, поражаешься естественным диалогам и логичности всего происходящего. Ты радуешься, что никто не забирается на трибуну, не вещает о пластике, загнивающем искусстве или демилитаризации, тут умилительно смотрят невыносимый балет «Щелкунчик» и говорят о вечном и важном. Да так хорошо и складно, что и читателю потом останется «на подумать». Особенно хорошо посмотреть на историю Мэйв и Дэнни глазами Нормы и Брайт — сводных сестер, оставшихся в Голландском доме. Про них нам ничего не говорят, но там есть чему сопереживать, поэтому обратите внимание.

Эта книга отличный повод никуда не пойти и остаться дома. Ее можно поставить на полку, а потом перечитывать раз в несколько лет, как пересматривать любимый фильм, который знаешь наизусть. Может, «Голландский дом» чуть слабее «Своих-чужих», но, знаете, всем бы такие книги. Энн Пэтчетт для меня точно главная писательница 2021 года!