«Девы», Алекс Михаэлидес

Феерическое дерьмо

Я ненавижу детективы, в которых слышно, как автор аж повизгивает от удовольствия, что ну вообще никто не разгадал его замысел. И не потому что он гений в детективном жанре или читатель опять оказался мистером лохом, нет. Потому что автор нагло врет, а в финале так прыскает гаденько, что аж невидимая слюна слетает с губ и летит читателю прямо в лицо. Автор издевается, не дает никаких ниточек, не раскидывает намеки, чтобы у читателя появились сомнения, которые он начнет расчесывать как манту. Нет. Он лишь в конце явит читателю брата-близнеца и скажет — вот он убийца. Это не спойлер, финал у книги совсем другой, но по нелепости напоминает самые худшие сценарные образчики (наравне с удачными совпадениями и раскрытием злодейского замысла самим злодеем, что, кстати, тоже есть в «Девах»). А потом автор такой «ну знаете, я пишу триллеры, а не детективы». Нет, Алекс, ты пишешь феерическое дерьмо. Триллеры пишет Тана Френч. И даже слабое «Сходство» выглядит гениальным продуманным шедевром в сравнении с «Девами», хотя обе книжонки явно подсасывали у «Тайной истории» Донны Тартт.

А зачем вообще читать?

Я взялся читать этот кусок мусора лишь из-за этих самых «Дев» — тайного общества-культа богатеньких девочек, собранного вокруг готического учителя-соблазнителя Фоски, который преподает греческую трагедию, устраивает ряженные инстаграм-вечеринки с бутиратами и шампанским, за что и получил определение «байронический». Алло, Алекс Михаэлидес? Вам звонят из две тысячи второго, просят вернуть слово «байронический» обратно. Если вы не знаете, то с тех пор вышло много других книг с пленительными темными персонажами, начинайте уже думать своей головой. Ваша ЦА, которую Константин Мильчин называет «нечитающая Россия» все равно не знают про Байрона, но в курсе за Александра Морозова из «Гришей» Ли Бардуго.

А как на самом деле?

Самих дев в книге на три страницы, а остальное время отдано учителю Фоске и неправдоподобному Кембриджу из влажных мечт писателя, который почему-то мнит себя психологом? Психиатром? Психотерапевтом? Главные герои книг Михаэлидеса получали диплом в Университете Википедии или на бесплатных онлайн-интенсивах блогеров-миллионников. Автор не доказывает профессионализм своих персонажей делом, поэтому работает классическая схема самоутверждения Мэри Сью — это когда она говорит всякую чушь, но всей ей аплодируют и с восторгом говорят, какой она талантливый археолог, детектив или специалист по зельеварению.

Вот пример: Марианна смотрит репортаж по телевизору. Там опрашивают шестидесятилетнего мужчину, который нашел изрезанный труп молодой девушки. Его голос сорвался, по щекам потекли слезы. «Он в шоке, – профессионально отметила его состояние Мариана.» Я тоже определяю, когда люди в шоке. Можно мне диплом?

Или вот. Марианна и Фоска ужинают. Она хочет вывести его на откровенный разговор, Фоска не хочет говорить и включает Ганнибала Лектора — сперва ты скажи, потом я расскажу. Марианна что-то там бубнит про детство, которое вроде ок, но иногда было не ок. Тут Фоска начинает петь соловьем, а в конце добавляет: «Вы умеете вызывать на откровенность. Сразу видно, что вы хороший психотерапевт. Я был твердо намерен ничего вам не рассказывать о себе, а в итоге, выражаясь вашим языком, все равно оказался на фрейдовской кушетке в роли примерного пациента.» Нет, Эдвард, ты оказался в руках писателя-неумехи, который плохо понимает, как ведутся диалоги двух взрослых людей за ужином, где один подозревает второго в совершении убийства. Там, кстати, было три убийства и правление Кембриджа думало, что два убийства это еще более-менее норм, поэтому можно не закрывать кампус, а вот три трупа это уже караул.

Неужели нет ничего хорошего?

И такой глупости в книге навалом. Начиная от беспочвенной неприязни со стороны следователя к нашей Марианне, заканчивая беспочвенной любовью с предложением руки и сердца со стороны случайного студента, который встретил Марианну в поезде. И это всего после пары-тройки посиделок в кафе за чаем с булочкой!

В общем, очередная нелепая трата времени. Я думал, что книга хотя бы позабавит меня своей тупостью, как это было в «Безмолвном пациенте», но тут вся фабула изначально кажется настолько нелепой и неправдоподобной, что остается лишь пожать плечами и пойти добивать «Деву в саду» — вот там истинное счастье и читательский восторг.